Затянувшийся траур

Я прочитала, что вдова не должна оплакивать умершего мужа  более 4-х месяцев. Со дня смерти моего мужа прошло более года, но я до сих пор сильно горюю… Я не ношу черных одежд и продолжаю вести обычный образ жизни. Внешне все выглядит нормально, но внутри у меня образовалась пустота, я разучилась радоваться и никак не могу вернуться к нормальной жизни.. Я знаю, что грешно затягивать траур, но никак не могу взять себя в руки. Посоветуйте мне что-нибудь. Марьям

Траур для вдов на самом деле принято ограничивать 4 месяцами и 10 днями. Этот период времени называется «иддат» – «период выжидания». В течение этого срока вдова не имеет права вступать в новый брак. Обычно правоведы объясняют это тем, что женщина обязана удостовериться в том, что она не беременна от умершего мужа (подразумевается, что 4 месяца – достаточный срок, чтобы убедиться в этом). И это совершенно справедливо. Однако я думаю, что время, отведенное на траур, может также рассматриваться как своего рода адаптационный период, во время которого вдова учится жить в других условиях, приспосабливается к новой действительности. Было бы странно утверждать, что по истечении трех дней или четырех месяцев человек полностью изживает скорбь по умершему. Мне еще ни разу не встречались вдовы, которые избавлялись бы от всех своих переживаний на следующий день после окончания «периода выжидания». Мы можем точно в срок снять черную (или белую - в зависимости от того, где живем) одежду, но с чувствами и эмоциями дело обстоит совсем иначе. Выход из горевания – процесс сложный и постепенный, и у каждого он проходит по-своему. Один человек проходит через горе быстрее, другому требуется время. Резкие переходы от одного настроения к другому говорят, скорее всего, не о внезапном исцелении от горя, а о том, что человек по-прежнему находится в неустойчивом психоэмоциональном состоянии и внутренне продолжает пребывать в состоянии траура (хотя внешне это может выражаться очень слабо или вообще никак).

Если человек сумел справиться со своим состоянием за 4 месяца и вернулся к полноценной жизни, значит процесс переживания горя с самого начал был организован правильно. Это, если так можно выразиться, идеальное горевание, которое в жизни, к сожалению, встречается крайне редко. Но если, несмотря на все усилия, мы чувствуем, что по истечении времени, отведенного на траур, страдания не уменьшаются – надо начинать работать над своим горем (самостоятельно или же вместе со специалистом). В противном случае оно примет форму хронического заболевания и лечиться в этом случае будет гораздо сложнее.

Начиная работу с горем, надо, прежде всего, признать наличие проблемы. Нет смысла убеждать себя в том, что ты вышел из горя, если в реальности дела обстоят совсем по-другому. Игнорирование существующих проблем в данном случае может привести к возникновению т.н. «отсроченного горя», которое может быть чревато весьма неприятными последствиями. В этом случае период траура (под которым мы здесь понимаем не только «выжидательный период», но и тяжелую скорбь по усопшему) продлевается на неопределенный срок, что мешает человеку возобновить нормальную жизнь, приводит к возникновению психосоматических заболеваний.

Что касается «греховности» продолжительного горевания, то тут очень сложно ответить однозначно. Давайте попробуем порассуждать, почему  был сокращен период траура (который имел место быть в доисламской культуре), а также почему в исламе не приветствуется демонстративное горевание. Длительный траур, сопровождающийся громкими рыдания, вырыванием волос, посыпанием головы пеплом и т.д. характерен для многих языческих культур. Люди пытались выразить свое отчаяние, вызванное окончательной и бесповоротной потерей дорого человека, прибегая исключительно к внешним средствам. Часто это делалось не по велению сердца, а для того, чтобы угодить общественному мнению, в соответствии с которым длительность траура была прямо пропорциональна степени любви к умершему. Нередко на языческие тризны приглашали профессиональных плакальщиц, которые могли вообще не испытывать никаких чувств к незнакомому покойнику, но, тем не менее, за небольшое вознаграждение они исправно рыдали и рвали на себе одежды, укрепляя тем самым мнение о том, что "чем больше слез, тем глубже горе" (и соответственно. тем сильнее любовь к покойному). К сожалению, это примитивное представление до сих пор до конца не изжило себя даже у тех народов, которые в течение многих столетий исповедуют ислам.

Ислам же учит нас, что человек - существо вечное. Смерть его физического тела не означает перехода в небытие. Ушедший из этого мира человек продолжает свое существование в невидимом для нас, промежуточном мире (барзах) вплоть до Судного Дня, в который будет вновь воскрешено его тело и решена окончательная участь. Для мусульман разлука с близкими временная (Аллах знает лучше!), и, если умерший был верующим человеком, значит у нас есть шанс вновь встретиться с ним в Вечности.

Однако это не означает, что мы, потеряв родного человека, совсем не должны горевать о нем. Смерть близкого человека – это тяжелейшее испытание, и об этом Аллах предупреждает нас в Священном Коране: «Истинно, Мы испытываем [людей] и долей страха, и голодом и убытками в имуществе, потерей людей и плодов». (2:155)

Он ушел, а мы остались здесь, и какую-то часть пути вынуждены идти уже одни, без него. Это очень грустно, и трудно, особенно в том случае, если люди в этой жизни были связаны прочными узами брака. Но, как мы знаем, ни одно испытание не бывает бесполезным. И в радости, и в горе есть смысл, понять который мы можем далеко не всегда. Всевышний советует нам, в нашем нынешнем состоянии не тратить все свои силы на то, чтобы найти этот смысл. Мы далеки от совершенства, поэтому не всегда можем постичь Его Замысел. Вместо того чтобы слепнуть, вглядываясь в «солнечные пятна» (имам Абу Ханифа сравнивал попытки постичь Промысел Божий с человеком, который смотрит на солнечные пятна: «Чем больше он смотрит, тем меньше видит»), лучше сосредоточить свое внимание на обещании Творца, Который не просто предупреждает нас об испытаниях, но говорит пророку следующее: «Возвести благую Весть тем, кто терпеливо стоек в вере» (2:155)

Это означает, что за испытанием следует облегчение, и тем, кто шел правильным путем, будет уготована награда за терпение. Задача горюющего мусульманина состоит в том, чтобы научиться переживать испытание правильно. Это вовсе не значит, что нужно «крепиться», «держаться»  и т.п. Нет ничего неправильного в том, что верующий оплакивает свою утрату. Вспомните пророка Мухаммада (мир ему), который плакал о своем сыне Ибрахиме, скончавшемся в возрасте 18 месяцев. Когда сподвижники заметили на глазах пророка слезы, они спросили его:  «Разве пророк плачет?». И он им ответил на это: «Это слезы печали, но мы никогда не делаем того, на что гневается Всевышний».

Плакать можно (и нужно), но плач не должен доводить нас до безумия. Он не должен быть демонстративным и громким. Человек, понимающий суть происходящего, не будет тратить все свои силы на бесполезные действия, которые не приносят никакой пользы умершему и доставляют еще бОльшие страдания самому горюющему. Да, слезы помогают нам избавиться от разрушительных эмоций, и с этой точки зрения плакать полезно. Но поплакав, верующий должен об испытанном средстве избавления от душевной боли - молитве. Искренняя молитва непременно поможет не только скорбящему родственнику, но и умершему, о котором он горююет. Время идет очень быстро, и мы должны успеть в этой жизни помочь своим усопшим близким и заслужить право на встречу с ними. Тот, кто оплакивает родных, должен как можно чаще вспоминать об этом.

© Ahirat.Ru

Вы здесь: Главная Традиции Затянувшийся траур